Sergey Akhunov's interview for special project by violist Maxim Rysanov "In Schubert's company" (2015)

January 10, 2017

 

Русский текст ниже.

 

-After playing in orchestras and rock bands you came back to composition in

 2005. What were the reasons behind this choice?

 

I think that I became a composer, because I did not manage to become a good oboist - after all these years in orchestras and rock bands. But if to be serious – it took me almost 40 years to understand what I really want to do. I would like to think it’s my mission.

 

-It has been noted that you use elements such as the principal of cyclic progression in your music, where the number as a symbol gets a sound equivalent. Which other compositional techniques are you most interested by?

 

To be exact, I am not addicted to the pricnipal of cyclic progression or to some other technical principal. Each time I start working on a new composition, I feel as if I have to invent a new and my own technique. I consider technique to be a mere tool for expression of a musical idea, so I try not to speak much about it. The most fascinating in music is not a method or a technique, but a mystery which I find difficult to define.

 

 

-Your experience across all types of music is so inspiring. Is there one type

 of music (e.g. electronic, rock, chamber) which stands out to you as being the best or most important?

 

No, there is not. My musical preferences are variable: today it can be Betchoven and Sigur Rose and one of my colleagues – contemporary composers… Tomorrow it will change (but Betchoven will stay!). But real inspiration gives not music, but literature – music only tunes and harmonizes my inner state.

 

 

-A lot of people have no idea what is involved in being a full-time composer.

 Could you explain a normal day in the life of Sergey Akhunov? Starting with when you wake up, to when you go to bed.

 

Usually I get up early and start with jogging, after that I work for a couple of hours and continue working after breakfast. I work for three-four hours and after that I prefer to go for a walk. In the evening, when my wife comes home, we have dinner together. Quite ordinary schedule.

 

-And finally, what are you working on at the moment?

 

At the moment I make some sketches, looking forward to a new musical idea – or a new commission.

 

About working with Maxim Rysanov

 

-How did you meet Maxim Rysanov, and how did you come to write these pieces for him?

 

A few years ago I have found in the Internet “a call for score” : Maxim Rysanov was in search of a new composition connected with Schubert, in one way or another. I have written “In schubert’s company”  and sent to Maxim. He answered in a year – he accepted my composition and played it with Lithuanian camber orchestra.  Since that time one more year passed, and we met in Moscow. Maxim asked me to write something akin to Schubert’s Der Erlkönig. I liked the idea and did it very quickly, during a month. I was working under Maxim’s „supervision“ and it was professionally fascinating – to write exactly what a musician needs and wants. So I can say that Maxim is a co-author of this composition to an extent. And we are friends now.

 

 

-What is he like to work with, and do you have any future plans to write for him?

 

 

My previous answer implies that I am always ready to write music for Maxim. It is my honour and pleasure to write for so highly skilled musicians.

 

 

-You recently premiered Der Erlkonig in Moscow - how did it go?

 

I like it. Besides, due to the highly skilled musicians I could simply relax and listen, being absolutely sure that they will play perfectly. Judging from applause, the publis also liked it. 

Интервью к специальному проекту  Максима Рысанова "В компании Франца Шуберта" записанное для SCOTTISH ENSEMBLE (2015)

О Композиции

 

 

  • После того, как Вы играли в оркестрах, и рок ансамблях Вы вернулись к композиции в 2005 году. Была ли причина, которая послужила этому выбору?

 

 

Думаю, что я стал композитором потому что недостаточно хорошо играл на гобое, после стольких лет потраченных на рок-н-ролл.

Ну, а если серьезно, то мне понадобилось почти 40 лет, чтобы наконец понять какую на самом деле музыку я хочу писать. Я хотел бы думать, что это призвание.

 

 

  • Я где-то прочла, что Вы используете принцип цикличной прогрессии в музыке, где, проще говоря, число получает свой звуковой эквивалент. Существует ли композиторская техника, которая Вас более всего привлекает?

 

Честно говоря, я и принцип числовой прогрессии использую очень редко. Всякий раз, когда я начинаю работать над произведением, мне как будто заново приходится изобретать свою собственную технику. Откровенно говоря, техника лишь инструмент, некое подспорье для выражения музыкальной идеи, и я стараюсь поменьше об этом говорить. Ведь все самое интересное в музыке, конечно, не техника и не методы, а некое таинство, которое я сам для себя не могу точно определить.

 

  • Ваш опыт работы в различных многочисленных жанрах поражает. Какой из всех жанров, в которых Вы работали (электроника, рок музыка и т.д.) для вас имел наибольшее значение?

 

 

Нет. такого конкретного жанра музыки нет. Мои музыкальные пристрастия время от времени меняются. Сегодня это может быть Бетховен, Sigur Rose (правда в малых дозах) и один из моих коллег современных композиторов. Завтра что-то другое (правда, Бетховен все же останется!)

Сегодня вдохновение приходит, скорее, от чтения литературы, чем от слушания музыки. Музыка же просто помогает настроится на определенный лад.

 

  • Большинство людей не имеют четкого представление что такое жизнь современного композитора. Не могли бы Вы описать свой обыный рабочий день?

 

Обычно  я просыпаюсь рано, бегаю. После сажусь и работаю около часа. Потом завтракаю, и снова сажусь работать. После обеда выхожу развеяться. Вечером, приходит с работы моя жена и мы вместе ужинаем. Все очень обыденно и прозаично.

 

  • И наконец, над чем Вы работете в данный момент?

 

В данный момент это просто наброски, своеобразный “материал”.

После он оформляется в музыку когда ты либо получаешь заказ, либо тебя поглащает какая-либо идея.

 

О работе с Максимом Рысановым

 

  • Как Вы познакомились с Максимом Рысановым и с чего началась Ваша совместная работа?

 

 

Несколько лет назад я увидел в интернете ролик, где Максим объявил своеобразный “call for score” Ему требовалось произведение, так или иначе связанное с Шубертом. Я написал “6.36 в компании с Шубертом” и отослал Максиму. Ответ пришел через год. Музыка ему понравилась и он сыграл ее с Литовским камерным оркестром. Еще через год мы мы уже лично встретились в Москве. Тогда он попросил меня написать что-то близкое по динамике к балладе Шуберта “Лесной царь” Мне эта идея очень понравилась и я написал. Написал очень быстро, почти за месяц. Это была работа под “кураторством” Максима. И в этом был особый профессиональный интерес - написать то, что просит исполнитель, соблюдая все тонкости и пожелания. Так что в какой-то степени эта музыка написана в соавторстве.

После этой работы мы уже стали друзьями.

 

  • Планируете ли Вы еще писать для него в будущем?

 

Отчасти я ответил на это вопрос ранее. И конечно, я хочу еще написать музыку конкретно для Максима. Для музыкантов такого уровня писать всегда приятно и интересно.

 

 

  • Совсем недавно состоялась премьера Вашего “Лесного царя” в Большом зале московской консерватории. Как все прошло?

 

Совсем неплохо. Тем более, что когда тебя исполняют  такие музыканты, ты можешь расслабится в кресле и просто получать удовольствие. Они ведь плохо не сыграют. Судя по аплодисмментам, публике тоже понравилось.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты

Пустая страница Гюго. Рецензия Елены Истратовой, Санкт-Петербургский музыкальный вестник, "мариинский театр"

December 5, 2018

1/1
Please reload

Недавние посты