• Сергей Ахунов

Пустая станица Гюго


Камерная симфония для виолончели, фортепиано, струнного оркестра и ударных.

Премьера февраль 6, 2018. Московский Международный Дом Музыки, камерный зал.

Своей премьеры это произведение ожидало очень долго. Еще дольше оно писалось: в течение 9 лет музыка переписывалась, перерабатывалась, переоркестровывалась, пока не обрела свою теперешнюю, уже окончательную форму.

Сама идея этого произведения появилась благодаря одной цитате:

«В дневнике писателя Виктора Гюго мы находим пустую страницу, внизу которой написано следующее: “Сегодня я ничего не могу писать, умер мой внук”.

Откровенно говоря, самой фразы я у Гюго так и не нашел, но процитировал ее митрополит Антоний Сурожский в контексте разговора о красоте. Эта статья Сурожского так и называется - “Красота и материя в их взаимоотношении с Богом”. «Это молчание, - пишет митрополит Антоний, - выражает больше, чем стихи, полные эмоций, и это молчание полно красоты».

Митрополит Антоний Сурожский

Все это показалось мне невероятно привлекательным.

Итак, музыкальная идея рождается в абсолютном молчании, в молчании, в котором уже присутствуют красота. Именно так я и начал стоить композицию всей симфонии, где из полной тишины постепенно появляются звуки, выстроенные по принципу канона, и нарастая все больше и больше, достигают своей кульминации.

Однако позже я сделал все наоборот - музыка начинается со взрыва, и лишь потом начинает развиваться. Вся первая часть - это переживание смерти близкого человека, ощущение предельного отчаяния, тупой боли...

Первая часть (Канон) это оцепенение, без проблеска надежды. Эта часть далась мне тяжелее остальных.

Вторая часть (Псалом) построена по принципу контраста с первой. Это свет и утешение. С музыкальной точки зрения, это хоровое произведение, поскольку в нем использована типичная хоровая фактура, и я уже тогда знал, что рано или поздно Псалом будет переписан для хора. Но об этом в другой раз. Кроме того, в 2011 я поддался искушению довести этот псалом до слушателя и сделал транскрипцию для струнного квартета. Вот как он звучит в исполнении Нового Русского Квартета:

Третья часть (Плач) - человек возвращается в реальность. Это самая насыщенная и разнообразная часть, где опять все развивается достаточно драматично, но в конце музыка успокаивается и звучит так называемый “Эллизиум” - ария для сольной виолончели и фортепиано.

Музыка посвящена памяти моего отца, Ахунова Сафуана Мансуровича, трагически погибшего много лет назад.


0 views